четверг, 13 апреля 2017 г.

Можно тебя любить?


Размыты контуры весны,
Небо цвета цемента,
Можно тебя любить?
Просто, без аргументов…

Снова ступени, лифт,
Номер с винным акцентом,
Ночь на пике обид,
Нерв на репите мордента.


суббота, 11 марта 2017 г.

Морфин


Весна пропитана твоим морфином, 
И от желания рвутся границы. 
Руки пропахли от никотина, 
Любовь – глаза, две карие птицы. 

Размазаны грязью дороги, нервы,
Звуки клаксона взрывают сферы.
Тебя я встречаю на перроне премьеры,
Люблю твои губы, вены, манеры.

Весна так восторженно дышит тобою,
Тем, как ты пишешь свои коллатуры.
А я не могу без тебя, чёрт, вовсе,
Волосы спутаны, ветра струны.

На этот раз - наш дом среди сосен…
Дым улетает в небо, под стоны,
Ты разрываешься утром в восемь,
Под вязкий джаз, выходишь из комы. 




пятница, 23 декабря 2016 г.

Ментальная кастрация: эгоизм в отношениях


Измени Мир — вопиет Эгоизм. Изменись Сам — шепчет Любовь…
Влад Пак

Тема человеческих отношений стара как мир. Еще древние умы пытались понять взаимоотношения между мужчиной и женщиной, и, надо признаться, достигли в этом вершины – мир узнал, как ему следует жить, не ущемляя интересов друг друга. Почему же тогда, пройдя через жернова времени и осуждая гендерные предрассудки, человечество по-прежнему строит свои отношения по подобию приматов. Значит проблема не решена?


Мы всё так же продолжаем доминировать друг над другом, проявляя безудержный эгоизм. Сначала пытаемся сходу «крякнуть» своего партера – эгоистично, любым способом, влюбить его в себя, заполнить его жизнь собою, не оставив место ему для увлечений, особенно, если оно идет вразрез с вашими интересами; следующим этапом - «строим отношения»: деликатно манипулируя, с маниакальной страстью, стараемся «перезапустить» его характер, правда, уже со своими жизненными установками; а если не вышло – стираем, «бьем горшки», даже не пытаясь поискать проблему в себе.

Причина таких отношений тривиальна, и как всегда – лежит на поверхности: мы просто всячески не желаем её замечать, проявляем всё тот же банальный эгоизм.

Несомненно, в современном мире эгоизм стал признаком сильной личности. Образ социопата, который полностью поглощен собой, лишенный сочувствия, терпения и любви, сплошь и рядом вливается в умы зрителей с телеэкранов, глянцевых журналов и мониторов ноутбука. Нам навязывают эту социальную модель поведения. Эгоист уверен, дерзок, затыкает рты, обрывая на полуслове, одним словом, кастрирует вокруг себя всех поголовно. Многие в этом ему даже потакают. Конечно, такой психотип весьма кинематографичен, словно сошедший с экранов голливудских фильмов. Его харизматичность и всесторонний кругозор бьет все рейтинги скандальных ток-шоу. Но так ли легко находится с ним рядом? Не покажется ли вам, что он «плохо усвояем» в реальной жизни, а порой - даже вреден для здоровья.

Эгоисту не знакомо главенство любви и великодушия. Ему чужды жертвенность, готовность быстро идти на компромиссы, умение прощать и уважать мнение партнера, он не желает видеть в нём индивидуальность, он никогда не будет поддерживать и помогать ему (если это не тешит его самолюбие), тем более, искренне гордиться достижениями своего спутника.

Эгоизм — это хронический недостаток любви в сердце человека.
Джулиана Вильсон

К сожалению, надо признать, что в характере каждого из нас, считающего себя не эгоистом, всё же присутствует доля того самого эгоизма. Мы по-прежнему всячески избегаем принимать своего партнёра таким какой он есть. Постоянно сталкиваемся с несоответствиями своего лекала. Вечно чем-то недовольны. Возможно это в природе нашей - нам постоянно нужно что-то переделывать, будь то окружающий нас мир, или внутренний…  чужой (со своим сложнее, перекрою-ка я партнёра).

Однако этому есть объяснение: если вы не ищете себе спутника жизни среди силиконовых друзей, то удобных для вашего характера из мира людей, в природе, в принципе, не существует – всё равно придётся что-то менять и чем-то поступаться. Но крайне необходимо понять: не нужно пытаться вытесать свою половинку, глядя на вылизанные инстаграмы знаменитостей. В реальной жизни их характеры могут быть даже хуже, чем наши, не говоря уже об отретушированной внешности.


Желая искоренить в себе эгоизм, в первую очередь, не мешало бы научиться любить человека со всеми его недостатками. Ведь вы сами, далеко не эталон человеческой красоты. Вы также можете показаться кому-то уродливым, ограниченным и дурно пахнущим типом, в добавок, плохо воспитанным и слабым любовником. Не исключено, что вы обладатель всех тех титулов, которыми вы так щедро осыпали своего партнера. Это он для вас какой-то не такой, а кто-то заметит в нём аристократические черты… и бросит к его ногам полмира.

Не забывайте об этом!

Играя в семейных диктаторов, люди чаще всего не способны побороть в себе эгоистические качества, и, потакая своей завышенной самооценке и высокомерию, кастрируют партнера. От частого использования, утверждение «если ты не изменишься - то у нас нет будущего» - становится их кредо, и партнеру ничего не остается, как только соответствовать лекалу этого запроса. И он ломает себя… до скелета, становясь безликим и выцветшим, как моль. Теперь он способен лишь изредка, в порыве самоутверждения, заявлять о самореализации, неуверенно выражая накопившееся недовольство, и от безысходности, как та же безликая моль, лишь размахивать своими крылышками, чем провоцировать лишь гнев и саркастичные улыбки эгоистичного партнёра; и в конец, растратив последние силы, сложить крылышки, приняв: что борьба бесполезна, придётся смириться с такой судьбой и отказаться от идеи стать хозяином своей жизни.

«Эгоизм не в том, что человек живет как хочет, а в том, что он заставляет других жить по своим принципам.» 
Оскар Уайльд

Ментальная кастрация, которой так изощренно владеют все эгоисты, постепенно переделывает человека в инертное существо, потому что ему, на подсознательном уровне, внушили: что он никто, что ему сказочно повезло, встретив эгоиста на своем пути, и уже нашелся тот, кто будет идти впереди вас, громче за вас кричать и лучше знать, куда вам следует двигаться дальше – вам нужно лишь быть послушной овечкой.


Но как же себя вести в такой ситуации человеку, который попал в такое энергетическое рабство? Разводиться или ломать себя? Стать той безропотной овечкой? А если после такой ломки вы безвозвратно станете другим человеком?

В семье вроде бы все и наладилось, а вот друзья и родители со всех сторон кричат вам, что эта кардинальная перемена покалечила вас до неузнаваемости.

После этого вы начинаете теперь искать подход к ним; но уже никто из них не в состоянии вам дать верного совета, как жить дальше. Нить утеряна. И что теперь? Опять меняться? Или удрать куда глаза глядят? А если этой борьбе длиться бесконечно?..

«Мы впустую тратим время в поисках идеального любовника, вместо того чтобы создавать идеальную любовь»
Том Роббинс

Советы для тех, кого давит партнер своим эгом:

В тактичной манере объяснить о своем недовольстве. Не бойтесь сказать это искренне! Если вас не слышат, сделайте это еще раз, потом еще, если ничего не меняется – тихо удалитесь из его жизни, без оскорблений и бесполезных выяснений отношений.

Меняться только в том случае, если ломают не ваши лучшие качества и привычки (запрещают строить карьеру, быть тем, кем вы всегда мечтали и пр.), а только плохие. Реально оценивайте ситуацию и слишком не драматизируйте, субъективно не анализируйте мотив тех или иных действий партнера, ищите причинно-следственную связь.

Помните, беззаветной любовью и жертвенностью эгоизм не лечиться, только подпитывается.

Совет для тех, кто сам давит партнера:

Не кастрируйте своего партнера! Не кастрируйте своего партнера! Не кастрируйте своего партнера! Подумайте, что унизительно быть творцом беспозвоночного существа.
Прививайте свои привычки только тем людям, которые их тоже разделяют. Не примеряйте «свой костюм» партнеру - он может не подойти ему по размеру, цвету или стилю. И перестаньте думать только о своем удовольствии.

Основные признаки эгоиста (ставим галочки):

         Гипертрофированная любовь к себе;

         Нежелание идти на компромиссы;

         Нетерпимость;

         Использование других ради своего удовольствия;

         Прерывание речи собеседника;

         Невнимание к желаниям других;

         Не принятие критики;

         Навязывание своих планов другим;

         Мстительность;

         Обидчивость;

         Гордыня;

         Трусость;

         Хвастливость;

         Перекладывание на других причины своих неудач;

         Не принятие того, что вас обвиняют в эгоизме.

Знание в повседневной жизни этих истин поможет вам сберечь не только свое физическое и психическое здоровье, но и со временем зацементировать на всю жизнь ваш союз в счастье и уважении друг к другу.

P.SИ если так случилось, что после прочтения статьи, вы все-таки пришли к выводу, что не имеете возможности побороть свой эгоизм (а может показаться, что вы лишены его в принципе), тогда нужно копнуть еще глубже, заглянув в свои детские годы (конечно, тут без психоаналитика уже не обойтись); и вы увидите, что застряли в младенческом эгоизме (нарциссизме, самовлюбленности и завышенном чувстве собственной важности).

Но согласитесь, это слабенькое оправдание, и оно работает только на детей – еще бессознательных существ, - ведь только им свойственно считать за норму завышенное, почти грандиозное мнение о себе. Пора взрослеть, товарищи!

вторник, 15 ноября 2016 г.

Свой путь...


Порой бывает тяжело, а бытует мнение, что и невозможно самостоятельно вытянуть себя из пропасти будь то одиночества или просто нахлынувшего как цунами на почве несбывшихся надежд и перешедшего в ноющую форму депрессивного состояния, что нам, непременно, нужен кто-то с его набором «утешительно-вдохновляющих слов» и жилеток для сбора слёз, а также ряда каких-то посиделок культурно-воспитательного жанра по типу «Сотвори себя заново».

И здесь окружающая среда - все те мнимые помощники - способны лишь завести нас в тупик, отвернуть от самих себя, навязав свою игру, свою жизненную модель, залить в нас «свежие» знания о своих интересах, переживаниях... пороках; всё сделают как надо ‑ методично, с маниакальным стремлением зададут нам новый вектор.

Но не все задумываются о том, что каждый из нас обладает уникальным кодом зашифрованных знаний о самом себе, теми секретами, о которых мы просто боимся себе сознаться. Поэтому, чтобы выйти из сложившегося некомфортного состояния, нам всё же придется пройти свой путь; и начать его следует с погружения в себя… и как можно глубже. Как сказал Том Роббинс: “We're our own dragons as well as our own heroes, and we have to rescue ourselves from ourselves.” 


воскресенье, 30 октября 2016 г.


Прежде чем сказать что-то, сделай паузу - и твои слова обретут более обтекаемую форму.


воскресенье, 16 октября 2016 г.

…Ночью мне всегда лучше думается.

…Ночью мне всегда лучше думается. День создан для прогулок тела, удовлетворения глаз, ночь же - сотворена для разума, его прогулок в иной мир, мир самого себя. Лишь ночью я способна услышать его желания… его изголодавшийся неистовый крик.



суббота, 2 июля 2016 г.

Окна с желтыми занавесками






                                                                         Глава восьмая



Ванная комната искрилась от летающих в воздухе мыльных пузырей. Вуди, сидя со мной в ванне, в пушистой как снег пене, пускала их коктейльной трубочкой. Какие-то пузыри радужными шарами падали, растворяясь в белоснежной пене, какие-то - полусферами зависали на мокрых стенах, напоминая собой растолстевших лягушек, которые, словно набрав полные груди воздуха, в надежде покорить нас своим пением, лопались, едва начав свои арии, осыпали наши головы мелким искрящимся дождиком.

От обилия пены и пузырей ванная комната мне казалась небесным облаком. Необычайно широкая и длинная в ней ванна была похожа на индейскую пирогу, а Вуди с трубочкой в маленьком рту - на краснокожего индейца, выпускающего из духового ружья отравленные стрелы. Раньше мне никогда не приходилось видеть такую большущую емкость для купания, ведь дома у мамы она больше походила, если не на корыто, то на что-то очень близко напоминающее раковину.

- В вашем возрасте… - разорвала нашу пузырьковую феерию бабушка Нюра, – у нас такого не было, чтоб взял и набрал из крана водицы, да еще и полную ванну, - ведёрками издали её натаскать надобно было…

Первое впечатление от знакомства с бабушкой у меня произошло, когда она ловко увела нас мыться, едва мы с Вуди – понурые и чумазые - переступили порог квартиры.

В белоснежной, длинной, до самых пят сорочке, больше походившей на платье, выделанной из грубой льняной ткани ручной работы и обильно вышитой гладью с васильками небесного цвета, небольшого роста бабушка, предстала в моем воображении доброй феей, появившейся словно из неоткуда, услышав, что нам с Вуди требуется помощь. Её ноги украшали высокие, похожие на сапожки, вязанные тапочки. Ухоженные седые волосы, аккуратно заплетенные в две толстые косы и заколотые резными деревянными гребнями, еще больше подчеркивали образ доброй волшебницы. Глаза настолько сильно излучали энергию добра и любви, что её посеченное временем лицо казалось мне белоснежно-белым. Она смотрела на меня таким тёплым обволакивающим нежностью взглядом, отчего меня переполнило чувство растерянности (ведь для неё я - лишь незнакомая девочка), и неизвестное до этого чувство родства и близости - словно мы всегда с ней были вместе.

Она сразу поняла, что нас ждет, поэтому, пообещав Марии Ивановне, что вымоет нас не хуже Мойдодыра и проведет воспитательную беседу, прямиком повела в ванную комнату.

В этот день, благодаря её доброте, хоть и с небольшой отсрочкой, но нам  всё же удалось избежать гнева апельсиново-волосой женщины.

- А издали это откуда? – полюбопытствовала я, и, случайно вобрав в нос пены, громко чихнула. Впервые, за все время нашего знакомства, Вуди хихикнула, чем вызвала у меня непреодолимое чувство радости. И я, чтобы окончательно её развеселить, специально, еще раз, набрала в нос пены и снова громко чихнула. Смех Вуди ласкал мой слух звоном колокольчиков.

- Из речки, деточки… глубокой и о-о-очень опасной, – дождавшись пока Вуди прекратит смеяться, бабушка продолжила с нами разговор, - в те времена водичку-то все оттуда черпали. Речка тогда нас и поила, и кормила… хоть и строгая была… и таинственная.

- Таинственная?.. – с любопытством спросила я.

- Да, деточки. Люди в деревне тогда думали, - продолжила бабушка,- что поселилось в ней какое-то чудище - уж много душ человеческих загубила… да и зверья всякого с домашней скотиною.

- А вы не боялись туда ходить?.. – Не унималась я.

- Это я сейчас всего боюсь… а тогда у нас одно желание было – увидеть того душегуба.

- И как, увидели?.. Расскажите нам про него!..- С не присущей мне наглостью, словно забыв, что передо мною стоит едва знакомый мне человек, я продолжала третировать своими вопросами бабушку.

- Ох… давняя эта история, всего уже и не припомню… - продолжала бабушка. - Мне тогда жутко страшно было… А вы... не испугаетесь?.. Улыбнувшись, посмотрела на нас бабушка.

- Нет, конечно!.. – выпалила я в ответ, будто ждала, о чём именно должна спросить нас бабушка, и перевела взгляд на Вуди. Та, чтобы не показаться передо мной трусишкою, утвердительно кивнула головой, но в её глазах можно было прочесть, насколько история, которую мы сейчас услышим, будет действительно страшной.

- Ну, хорошо, внучатки, слушайте! – сев на рядом стоящую с ванной табуретку, седоволосая фея начала свой рассказ. - Давно это было. Как я уже и говорила, была я тогда примерно вашего возраста. Из нашей деревни, к той самой речке, вела всего одна тропинка, кругом же были - непроходимые топи, с густо поросшими камышами. Мама мне тогда строго настрого наказывала ходить только этой тропинкой, и нигде не сворачивать. Но в деревне тогда у всех стоял один вопрос: что ж за чудище поселилось в речке? И я как-то подумала: раз тропинка к речке одна, то может чудище видит нас, когда мы по воду ходим. Тогда-то я и прибегла к хитрости - чтобы наконец увидеть его. И вот, одним ранним утром, я шла уже по новому пути - сквозь камыши. В одной руке у меня - небольшое ведёрко (я маме сказала, что пошла по воду), в другой – палка, с помощью которой я расчищала себе дорогу. Не дойдя до берега, чуется мне тоненький мышиный писк. Бурное течение реки несло маленькую полевую мышку. Мне стало жалко её. И я зашла по пояс в речку, в надежде достать её своей палкой. Но сильный поток реки относил её всё дальше от меня. Тогда я схватила своё ведёрко, и, сломя голову, бросилась вдоль берега догонять её. И вдруг на моём пути вырастает непроходимая стена из камыша.

Бабушка так увлечённо, с детским азартом и переполняющими её сердце чувствами, проведывала нам события того незабываемого дня, словно всё это приключилось с ней вчера, мне казалось, будто перед нами сидит девочка, которая, тайком от родителей, закрывшись в ванной комнате, делится приключениями со своими подружками.

Моё внимание привлекло лицо Вуди. Оно красноречиво передавало все те чувства, которые витали в воспоминаниях бабушки: испуг - быстро переходящий в удивление, оттенки радости - меняющиеся со скоростью молнии на более холодные тона. Никогда мне еще не приходилось видеть столь быструю смену эмоций. Меня забавляло это, где-то удивляло, и в то же время, порождало ещё больший интерес к этой необычной, молчаливой девочке.

Бабушка, налив мне на голову шампунь, ласково, словно обращаясь не ко мне, а к той полевой мышке, прошептала, чтобы я самостоятельно вспенила себе голову и продолжила свой рассказ:

- Не колеблясь, я стала обходить камыши вброд, как вдруг с головой ушла под воду…

После этих слов, Вуди попробовала инсценировать бабушкино погружение, и, едва опустив голову и поперхнувшись водою, вынырнула, выплевывая изо рта пену. Образовавшийся под носом мыльный пузырь, рассмешил нас с бабушкой. Вуди поначалу сидела, надувшись на нас, сморщившись, сведя брови, но уже через минуту разлилась звенящим громким смехом.

 - …Место это оказалось очень глубоким. Я попыталась всплыть, но ведёрко в руке тянуло меня ко дну. Я бросила его, и всплыла... но почему-то далеко от берега. Оказалось, что меня отнесло течением… Я даже не заметила, как меня уже кружит по какой-то огромной воронки, а рядом - та самая полевая мышка. Нас, словно на карусели, гоняет по кругу зловещий водоворот. Это то самое ненасытное чудовище пытается затянуть нас с мышкой в своё глубоководное царство…

Бабушка, прервала свой рассказ, улыбнулась, чем немного смягчила наш испуг, и принялась смывать с моей головы шампунь.

- Не бойтесь, деточки, дальше будет не страшно… - с нежностью в голосе проговорила бабушка. – …Случайно рукой я цепляюсь за ветку дерева, которое росло на берегу. Его молнией переломило пополам. Верхушкою оно ушло под воду, а вот корнями всё же продолжало держаться за берег, как мы с мышкой - боролось за свою жизнь. Почувствовав надежду на спасение, я крепко схватилась за ветку, и не спеша - чтобы не оторвать - стала тянуть её к себе, перебирая по ней руками… Ах, да, чуть про мышку не забыла! Я поймала её и посадила к себе на голову. Так мы с ней и выбрались на бережок…

Ванная комната наполнилась детским радостным смехом.

- На бережку обсохла, - продолжила бабушка, - сразу было побоялась идти домой, ведь мой внешний вид и загубленное ведёрко красочно объяснили бы маме, что со мною произошло.

- Мышку тоже с собой забрали? – спросила я.

- Какой там!.. - с сожалением сказала бабушка,- стоило мне опустить её на земельку, как она махнула мне хвостиком, в знак благодарности, и убежала к своим деткам… или может как я - к маме.

Поднявшись с табуретки, бабушка принялась мыть голову Вуди. Взбив её рыжие волосы в большой пенный шар и немного помассировав, она обильно смыла их водой.

- А чудища того так никто и не увидел… - положив душевой шланг на раковину, поспешила закончить свой рассказ бабушка, - зато теперь точно все знали, где его место обитания… и врата в подводное царство.

Вуди, стараясь не пропустить ни единого слова, молча следила за каждым движением губ бабушки.

- Бабушка Нюра, это чудище еще там? – Взволновано, спросила я.

- Думаю, да, деточки…

- Сколько можно плескаться?!. – разорвал нашу идиллию, по ту сторону двери, какой-то недовольный мужской голос, отчего мы с Вуди испуганно вздрогнули.

- Не бойтесь, деточки, это не чудище, это папа Люлечки, - с иронией успокоила нас бабушка, – вытирайтесь, а я пока сбегаю за вашими пижамками.

Набросив на нас полотенца, бабушка вышла из ванной комнаты. "Люлечка?.. – Молча удивилась я, и продолжительно посмотрела на Вуди, - оказывается, у неё два имени… и одно смешнее другого… Гм… Люлечка!.. Это как люлька для младенцев, что ли? Странное имя!.."

Вуди вылезла из ванной, и тщательно стала вытирать ярко-зелёным полотенцем своё белоснежное густо покрытое веснушками тело. Моё воображение не переставало рисовать красками. Я представила себе, что она вытирается водорослями из того подводного царства…

    Цвета перемешивались с чувствами: страхом – который отголоском всё еще витал в моей голове, восторгом – что, оказывается, бабушка была такой же бесстрашной, как и я, девочкой, и печалью – что раньше у меня никогда не было такой семьи… такой бабушки, которая вот так, словно близкая подружка, рассказывала бы мне свои незабываемые истории.